Новости прокуратуры края

12/04/2018

Прокуратура поддержала в суде исковые требования работника о незаконности увольнения

Житель г. Хабаровска обратился в суд с иском к работодателю о восстановлении на работе в прежней должности, взыскании заработной платы за период прохождения медицинской комиссии, компенсации морального вреда и судебных расходов.

 

В обоснование исковых требований гражданин указал, что в октябре 2017 года был уволен на основании медицинского заключения ввиду отсутствия у работодателя соответствующей работы. Однако считает увольнение незаконным, поскольку медицинское заключение не содержало указания на необходимость перевода его на другую работу и отсутствовали рекомендации о выполнении работы в соответствии с состоянием здоровья.

 

Помощник прокурора Краснофлотского района г. Хабаровска, участвовавшая в рассмотрении дела в суде, исковые требования истца поддержала.

 

Как следовало из материалов дела, в августе 2017 года истец был освидетельствован в бюро МСЭ. Согласно протоколу заседания клинико-экспертной комиссии работнику по состоянию здоровья противопоказан в течение 6 месяцев труд, связанный с подъемом тяжести более 5 кг, высотой, движущимися механизмами, инструментами, ночными сменами и сверхурочной работой. Согласно медицинскому заключению у истца имеется заболевание, однако не имеется медицинских противопоказаний к работе.

 

Из медицинской справки врачебного профессионально-консультативного заключения следовало, что истец допущен к работе. На оборотной стороне медицинского заключения и медицинской справки рукописным текстом профпатолога дописано, что по состоянию здоровья истцу противопоказан труд, связанный с подъемом тяжести более 5 кг, высотой, движущимися механизмами и инструментами, ночными сменами, сверхурочными работами. Рекомендован легкий труд в течение 6 месяцев.

 

Ввиду отсутствия у работодателя вакансий для перевода истца на временную работу, рекомендованную медицинским заключением, он был уволен.

 

Краснофлотский районный суд г. Хабаровска иск удовлетворил лишь в части взыскания с ответчика заработной платы за период прохождения медицинской комиссии. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

 

С таким решением не согласились истец и прокурор  и обжаловали его в апелляционную инстанцию. Вывод суда о законности увольнения, по мнению прокурора, был основан на неверном толковании норм материального права.

 

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 73 Трудового кодекса РФ работника, нуждающегося в переводе на другую работу в соответствии с медицинским заключением, с его письменного согласия работодатель обязан перевести на другую имеющуюся работу, не противопоказанную по состоянию здоровья.

 

Если в соответствии с медицинским заключением работник нуждается во временном переводе на другую работу на срок более четырех месяцев или в постоянном переводе, то при его отказе от перевода либо отсутствии у работодателя работы трудовой договор прекращается (чч. 3 и 4 ст. 73 и п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ).  

 

При этом необходимость перевода работника на другую работу должна быть установлена специализированным органом и зафиксирована в медицинском заключении, выданном в порядке, установленном федеральным законом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, что предполагает использование объективных критериев при установлении указанного факта и исключает произвольное применение данного основания прекращения трудового договора.

 

Основанием для увольнения истца по п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ явился протокол клинико-экспертной комиссии. Однако основанием для увольнения работника по указанному основанию может являться только медицинское заключение, а протокол КЭК таковым документом не является.

 

Согласно же медицинскому заключению истец не имеет медицинских противопоказаний к работе. А запись профпатолога на медицинском заключении о противопоказании истцу труда, связанного с подъемом тяжести весом более 5 кг, высотой, движущимися механизмами, инструментами, ночными сменами, сверхурочными работами была сделана им на основании предоставленного работодателем протокола КЭК. Непосредственно же специалисты центра, выдавшего медицинское заключение, к такому выводу не приходили.

 

Таким образом, работодатель, прекращая трудовой договор с истцом по основанию п. 8 ч. 1 ст.77 Трудового кодекса РФ не представил относимых и допустимых доказательств наличия у истца противопоказаний по медицинским параметрам осуществления трудовой деятельности по его должности на основании медицинского заключения.

 

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия по гражданским делам Хабаровского краевого суда доводы апелляционной жалобы и апелляционного представления признала обоснованными, отменила решение суда первой инстанции в той части, которой требования истца не были удовлетворены и постановила новое решение  о восстановлении истца в  ранее занимаемой должности, взыскании в его пользу среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда в размере 3 тысяч рублей.